Поиск
  • Попов Илья

Заградительные тарифы банков

Пост обновлен февр. 4

📷

Заградительные тарифы при реализации банками функций в рамах Закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

В последние несколько лет правовая природа взаимоотношений клиентов с обслуживающими их банками кардинально изменилась. Если ранее основным принципом взаимоотношений между банком и клиентом был подход, основанный на норме ч. 3 ст. 845 ГК РФ, что банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения, а также невозможность для банка отказаться от проведения операции, предусмотренной для данного вида счета и расторжения договора банковского счета, то изменения Закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее Закон № 115-ФЗ), внесенные Федеральным законом от 28.06.2013 № 134-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям" дали банкам право отказывать в проведении операций, которые на взгляд банка, являются сомнительными, а также расторгнуть договор банковского счета (вклада) с клиентом в случае принятия в течение календарного года двух и более решений об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции.

Такой подход дал банкам абсолютно дискреционные полномочия на свое усмотрение квалифицировать операции как сомнительные, отказывать в проведении операций, закрывать счета. Еще более усугубило ситуацию введение Законом от 29.12.2017 № 470-ФЗ нормы, содержащейся в абзаце 3 пункта 5.2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ о том, что отказ от заключения договора банковского счета (вклада) и расторжение договора банковского счета (вклада) по основаниям, определенным в этом законе, не являются основаниями для возникновения гражданско-правовой ответственности кредитной организации за совершение соответствующих действий.

Подобное правовое регулирование, несмотря на его некоторую пользу в борьбе с незаконными финансовыми операциями, повлекло большие проблемы для бизнеса в целом, поскольку никто не может гарантировать, что любая расчетная операция не может быть заблокирована банком в силу наличия у банка каких-либо подозрений в ее законности. С другой стороны, банки также находятся под давлением регулятора, стимулирующего их к снижению объема сомнительных операций клиентов.

В создавшейся ситуации ряд банков ввели так называемые «заградительные» комиссии за перечисление остатка денежных средств в связи с закрытием расчетного счета клиента, к которому применены меры, предусмотренные п. 5.2 и/или п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ (расторжение договора банковского счета по инициативе клиента в случае отказа банка в выполнении распоряжения клиента о совершении операции). Таким образом, банки фактически ставят таких клиентов в безвыходную ситуацию, когда в совершении расчетных операций отказано по подозрению в отмывании средств, а за перевод на свой счет в другой банк взимается комиссия, которая составляет от 10 до 15 процентов, при том, что в среднем комиссия за перечисление обычно составляет менее процента.

И объяснить такой подход банков кроме как злоупотреблением правом, извлечением выгоды из безвыходного положения своих клиентов представляется затруднительным. Оценив правовую природу этой комиссии, вернее той разницы, между обычно взимаемой комиссией за перевод денежных средств на свой счет в другой банк и комиссией, взимаемой в связи с закрытием расчетного счета клиента, к которому применены меры, предусмотренные Законом № 115-ФЗ можно сделать выводы о ее законности.

В практике арбитражных судов уже достаточно давно выработан подход, что правовые основания для взимания имеют только те банковские комиссии, которые уплачиваются за некую финансовую услугу, не охватываемую стандартными действиями банка при совершении банковской операции, создают для клиента банка некое финансовое благо. И только в таком случае в качестве встречного предоставления комиссия имеет под собой правовое основание. Президиум ВАС РФ в пункте 4 Информационного письма от 13.09.2011 № 147 сформулировал важный и достаточно универсальный правовой подход, что банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту.

Далее Президиум ВАС РФ применительно к конкретному делу отметил, что арбитражные суды правомерно взыскали неосновательное обогащение в виде уплаченной комиссии за резервирование денежных средств по договору о кредитной линии, так как действие банка по предоставлению кредита является прямой обязанностью банка, стандартным действием, без которого банк не смог бы исполнить кредитный договор. Указанные действия непосредственно не создают для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага, не связанного с заключенным сторонами кредитным договором, или иного полезного эффекта, поэтому не являются услугой в смысле ст. 779 ГК РФ.

Таким образом, применительно к повышенному размеру комиссии в связи с закрытием расчетного счета клиента, к которому применены меры, предусмотренные Законом № 115-ФЗ, следует применить тот же принцип. Действия банка в такой ситуации не создают для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага по сравнению с обычной расчетной операцией при закрытии счета. Соответственно взыскиваемую комиссию в повышенном размере по отношению к обычной комиссии за перевод следует квалифицировать как неосновательное обогащение. И такой подход в целом поддерживается судебной практикой, однако в ряде дел суды в предмет исследования включают обстоятельства, которые не связаны с приведенной позицией. Для признания такой комиссии неосновательным обогащением в некоторых делах суды начинают устанавливать вину банка и клиента, своевременно ли клиент представил запрошенные банком документы, действительно ли расчетные операции клиента были правомерные или все-таки подозрительные, установил ли банк такую комиссию в одностороннем порядке или на момент заключения договора банковского счета такая комиссия уже была установлена в тарифах. В ряде судебных актов суды отказывали во взыскании с банков неправомерно удержанной комиссии исходя из того, что это неустойка установленная договором, либо удовлетворяли иски, делая вывод, что это неустойка, соглашение о которой не заключалось. Такой подход представляется не корректным, поскольку неустойка это ответственность за нарушение обязательств, а требование перечислить остаток денежных средств в другой банк не является нарушением договора банковского счета. В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2018 № 09АП-25141/2018 по делу № А40-242766/17 отмечено, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что установление в одностороннем порядке, а также снятие Банком комиссии за перечисление остатка денежных средств в связи с закрытием расчетного счета Клиента, к которому применены меры, предусмотренные п. 5.2 и/или п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ, не является законным. Так, Закон № 115-ФЗ не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, добытых преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобы, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что фактически комиссия, взимаемая Банком за перечисление остатка денежных средств в связи с закрытием расчетного счета Клиента, к которому применены меры, предусмотренные п. 5.2 и/или п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ, по своей правовой природе является штрафной санкцией. Вместе с тем соответствующее письменное соглашение, предусматривающее возможность применения к Клиенту штрафных санкций в виде неустойки, в нарушение положений статьи 331 Гражданского кодекса Российской Федерации, между сторонами не заключалось. Соответственно, условие Договора РКО о том, что Банк вправе в одностороннем порядке вносить изменения в Тарифы, не дает право Банку самостоятельно устанавливать меру ответственности Клиента, не предусмотренную законом и договором. Таким образом, пунктом 2.1.2.15 Тарифов Ответчик фактически в одностороннем порядке установил возможность применения к клиенту штрафных санкций. Суд апелляционной инстанции также учитывает, что действия Банка по закрытию счета не являлись самостоятельной банковской услугой, создавшей для Клиента какое-либо дополнительное благо в рамках договора. Какие-либо расходы либо потери в связи с применением к клиенту мер, предусмотренных п. 5.2 и/или п. 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ, у Банка отсутствуют. Между тем, исходя из представленных в материалы дела доказательств, в том числе установленных Банком Правил и Тарифов, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что законным является взимание банком комиссии в размере 0,1% от суммы перевода остатка денежных средств на счет ООО "Волга-Ресурс-Трейд" № 40702810000040911772, что составляет 8 479,43 руб.

В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2018 № 09АП-17373/2018 по делу № А40-192833/17-26-1692 также отмечено, что фактически комиссия, взимаемая Банком за перечисление остатка денежных средств в связи с закрытием расчетного счета Клиента в случае непредставления либо ненадлежащего предоставления Клиентом документов и информации, запрошенных Банком в соответствии с Федеральным законом № 115-ФЗ, в размере 10% от суммы перевода является штрафной санкцией. Помимо того, что комиссия, установленная пунктом тарифов, фактически является штрафом, данный штраф не предусмотрен действующим законодательством. Сам по себе Федеральный закон № 115-ФЗ, равно как и иные федеральные законы, не содержат норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение или взимать штраф. Взыскание комиссии за непредставление клиентом документов и (или) исчерпывающих пояснений либо представление недостоверных и (или) недействительных документов, формой контроля не является.

Верховный суд Российской Федерации в Определении от 07.02.2018 г. по делу № А56-6514/17 (№ 307-ЭС17-22271) поддержал приведенную выше позицию, указав, что, действия банка по закрытию счета в данном случае не являлись самостоятельной банковской услугой, создавшей для клиента какое-либо дополнительное благо в рамках спорного договора. С учетом положений статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации окружной суд пришел к выводу о наличии на стороне банка в данном случае неосновательно полученного (сбереженного) имущества за счет другого лица (общества), обязав банк возвратить обществу списанные денежные средства. Соответственно, условие договора комплексного банковского обслуживания о том, что Банк вправе в одностороннем порядке вносить изменения в Тарифы, не дает право Банку самостоятельно устанавливать меру ответственности Клиента, не предусмотренную законом и договором.

Четко позиция о не связанности претензий банка к клиенту в рамках 115-ФЗ и незаконности взимание повышенной комиссии при закрытии счета прозвучала в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2018 № 09АП-24164/2018 по делу № А40-122672/17. Суд сделал вывод, что не имеет правового значения для разрешения спора, исходя из его предмета, приведенные ответчиком доводы, касающиеся обстоятельств выявления Банком в проводимых истцом операциях признаков операций, направленных на отмывание (легализацию) доходов, полученных преступным путем.

В соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что удержанная ответчиком денежная сумма является неосновательным обогащением и подлежит взысканию в пользу истца. В качестве примера положительной судебной практики по данному вопросу можно привести следующие судебные акты: Постановление от 08.08.2018 № 09АП-30084/2018 по делу № А40-217038/17, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.07.2018 № 09АП-29016/2018 по делу № А40-256581/17; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2018 № 09АП-25141/2018 по делу № А40-242766/17; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2018 № 09АП-21290/2018 по делу № А40-197765/17; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2018 № 09АП-19235/2018 по делу № А40-241820/17; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2017 № 09АП-44947/2017 по делу № А40-94697/17.

Однако есть и иная практика.

Постановлением того же Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.07.2018 № 09АП-29117/2018-ГК по делу № А40-215796/2017 в иске о взыскании неосновательного обогащения в виде незаконно списанной комиссии за закрытие счета клиента, процентов отказано, так как спорная комиссия не является неустойкой и взыскивается за совершение банковской операции и оказание банковских услуг по переводу остатка денежных средств при закрытии счета клиенту, к которому применены меры, предусмотренные ФЗ от 07.08.2001 № 115-ФЗ. Такая же позиция содержится в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2018 № 09АП-30325/2018 по делу № А40-11223/18.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2018 № 09АП-67201/2017-ГК по делу № А40-101604/17 в удовлетворении иска об оспаривании действий по применению к банковским операциям мер заградительного характера, взыскании незаконно списанных денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами отказано правомерно, поскольку условие о применении комиссии было согласовано сторонами в момент заключения договора и не изменялось банком в одностороннем порядке.

Таким образом, даже в рамках одного Девятого арбитражного апелляционного суда нет единства в позиции. Очевидно, что суд апелляционной инстанции в большинстве случаев поддерживает тот или иной подход суда первой инстанции.

Что касается иных регионов, то ситуация примерно схожая. Несмотря на наличие имеющейся позиции Коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, сформулированной в Определении от 07.02.2018 г. по делу № 307-ЭС17-22271, единства в позиции судов нет.

***

Еще один вид комиссии, который вызывает проблемы, это повышенная комиссия за перевод денежных средств юридическим лицом на счета физических лиц свыше определенного размера. Например, банк устанавливает в тарифах на банковское обслуживание, что до 1 миллиона рублей в месяц комиссия составляет 0.5 процента, а свыше этой суммы 10-15 процентов. Таким образом банки пытаются снизить объем сомнительных операций. Но для клиентов возникают значительные проблемы даже с такими прозрачными операциями как выплата распределенной прибыли акционерам и участникам юридического лица. Как ни абсурдно, но такие проблемы возникают даже у адвокатских образований при выплате гонораров адвокатам, состоящим в таких образованиях.

По таким комиссиям практики меньше. Арбитражный суд Центрального округа в Постановлении от 8 августа 2016 г. № Ф10-2492/2016 отметил, что, по мнению судебной коллегии, необходимо дать оценку доводам Истца о наличии в действиях Банка признаков недобросовестности и злоупотребления правом в части установления неоправданно высокого, по мнению истца, размера комиссии за перевод денежных средств в пользу физических лиц (ст. 10 ГК РФ). Данные доводы приведены в исковом заявлении в качестве одного из оснований иска. В связи с этим суд вправе предложить ответчику привести разумные экономические обоснования увеличения размера комиссии с 0,6% от суммы перевода до 0,9% - 15% в зависимости от суммы платежей накопленным итогом в месяц. Таким образом, есть основания расценивать повышенную комиссию за перевод денежных средств свыше определенной суммы как злоупотребление правом со стороны банков.

Вместе с тем, наличие достаточно большого объема положительной судебной практики позволяет адвокату эффективно защищать права клиентов банка. В отношении данной категории дел квалифицированная помощь адвоката чрезвычайно важна, поскольку предмет доказывания сложен, важны нюансы, которые может оценить и эффективно использовать только опытный адвокат.

© И. С. Попов.

Адвокат,

Просмотров: 0

© 2017 Попов И. С.

  • Facebook Social Icon
  • LinkedIn Social Icon